Кафка наносит ответный удар

Чуть больше года назад я написала здесь пост о том, как я устроилась в, казалось бы, в прекрасную шведскую компанию мечты и как один один новый сотрудник умудрился отравить мне и моим коллегам по команде полгода.

Возможно, кому-то было бы интересно узнать, как развивались события после. Этот пост для них.

Новая команда, новые надежды

Как я уже писала, в ходе прошлогоднего конфликта выяснилось множество интересных деталей:

  • Конфликт между Джанни (который в итоге устранился) и нами был не единственной проблемой. Основная проблема была в том, что наша тимлидерша Кира была не в состоянии этого человека уволить: каждый раз, когда она негативно высказывалась о нём своему начальнику Киму, он ей не верил, говорил, что мы все в тиме слишком чувствительные, и еще иногда рассказывал обо всех нас небылицы начальнику всех девелоперов шведу Максу.
  • Несмотря на то, что Ким никакого понятия о разработке не имел, швед Макс по большей части его небылицам верил. Ким не стеснялся переворачивать наши слова буквально на 180 градусов просто потому, что ему не очень нравилась Кира и та поддержка, которую члены нашей команды ей оказывали.
  • У Джанни было довольно много поклонников, в основном среди людей, с которыми он ни дня не проработал, но которым успел рассказать, какие некомпетентные мы и какой талантливый и несчастный он.

В результате его увольнением наши приключения не закончились. Сразу после этого красного дня календаря (кроме шуток, я открыла бутылку "Вдовы Клико") встал вопрос о том, как мы дальше будем работать с Кимом: ситуация с Джанни, как лакмусовая бумажка, обнаружила, что доверия между нами нет и больше никогда не будет. В нашем тиме оставалось еще три бекэндера и два фронтэндера.

Поддержку Кире неожиданно оказал другой менеджер уровня Кима Петер. У него, как я понимаю, с Кимом были какие-то свои счеты, а Киру ему стало по-человечески жалко. Тогда-то все и решили, что наш тим мигрирует по Петерово крыло. Но не целиком: Кире с собой разрешили взять только одно приложение (более старое и менее престижное) и только двух разработчиков. Престижное приложение и оставшиеся разработчики дожны были отойти другому тимлиду Леону: когда я пришла, мы с ним программировали вместе, но потом он пошел вверх по менеджерской лестнице.

Новый старт на новом месте

Мы долго думали, кто же должен уйти, а кто — остаться. В итоге решили, что мы с синиором Карлом мигрируем, а фронтэндеры и Сара останутся под руководством Леона. Мы не могли предположить ничего плохого.

Мы обустраивались на новом месте:

  • настраивали заново всю devops-инфраструктуру;
  • узнавали ближе нового ПО (еще одна перемена, не зависившая от нас);
  • изучали новые требования к нашему приложению.

Не могу сказать, что это был легкий и приятный процесс, в результате стало очевидно, что новый ПО сильно занят в других проектах в нашем он потенциала не видит, а всё приложение надо переписывать набело, поскольку его технические возможности были несовместимы с тем, чего от него ожидали. Петер вроде пытался помочь, но особо в наши детали не вникал. Ну спасибо, что не мешал.

Через месяц мы приступили к переписыванию всего бекэнда. По всему выходило, что фронтэндеров нам в ближайшее время не видать, так что делать с новыми фичами на этом уровне, мы понятия не имели. Все вместе собирались начать учить Angular, когда появится свободное время. Пожалуй, это был — за долгое время — самый счастливый момент. Мы с Карлом углубились в Котлин, перешли на реактивный стек от Спринга. Кира всё тоже хотела присоединиться к разработке, но вначале у неё был довольно продолжительный больничный (последствие долгой работы с Кимом), а потом её нехило по всяким менеджерским делам начал припахивать Петер.

Казалось бы: живи, Алина, да радуйся. Но тут начали случаться странные вещи.

Один из друзей Джанни, Фред, стал постоянно нам мелко пакостить. Во-первых, он ходил по всему офису и распускал довольно неприятные слухи про Киру и её стиль работы. Во-вторых, он пользовался своим доступом, чтобы удалять наши задеплоинные имаджи (как это перевести?), менять мелкие значения в наших настройках и т.д. Мы проводили часы, пытаясь понять, что же произошло, девопсы начали своё маленькое расследование, поднимали логи. Когда правда вскрылась, с Леоном, тимлидом этого полудурка, состоялся откровенный разговор, но никакой реакции кроме "Ну а что я с ним могу сделать?" не последовало.

Травля Сары

Настоящие проблемы начались у Сары. Фред, Хуан и другие начали её откровенно травить:

  • принижали все её идеи («Это всё не будет работать», «Это глупость» и т.д.);
  • насмехались над её английским;
  • ставили под сомнение её квалификации;
  • присваивали себе её находки;
  • хамили в код ревью.

Это продолжалось довольно долго. Поначалу она, как мы ей советовали, отправляла все скриншоты Леону, надеясь на его поддержку. После этого она серьезно поговорила с Кимом, который в середине беседы заявил, что дальше он продолжать не может, потому что она вот-вот заплачет. Следущими её шагами были HR и Макс: все внимательно выслушали и посочувствовали, но прошел ещё, наверное, месяц, прежде чем она смогла поменять тим.

Помимо того, что я очень сочувствовала Саре, вся эта ситуация казалась мне очень странной и подозрительной. С моей точки зрения, Ким дискредетировал себя еще давно, когда неоднократно в присуствии Макса был уличен во лжи. Леон должен был предпринять какие-то шаги, но он или отмалчивался, или говорил Саре, что она невероятно конфликтный человек, если с ней столько людей не может сработаться (а это неправда: она очень терпеливая и у неё очень большое сердце). В очередной раз я заметила, что при возникающих проблемах в отношениях с сотрудниками, никто не получает никаких внушений, а просто "неподходящий элемент" устраняется из коллектива.

Решение об уходе

У нас с Карлом тоже начался странный период (возможно, из-за слишком тесной работы, нас ведь было только двое). Постоянно возникало множество споров из-за какой-то фигни (как оформлять логи аааааа!). В его пулл реквестах всё больше было декоративных "улучшений", в которых все наши спорные моменты трактовались в его пользу. Я пыталась с ним поговорить, но он почему-то не отвечал. Я списывала это на различие наших культурных и семейных бекграундов: не у всех есть привычка всё обсуждать. У Киры не было времени участвовать во всех наших спорах, а в редкие моменты вовлеченности мы через час баталий находили какие-то компромиссные решения, которые, впрочем, Карлом игнорировались (почему-то он не понимал).

Через какое-то время в его ответах стало проскакивать откровенное хамство: "Ты что, напилась?"— услышала я один раз в ответ на какой-то свой вопрос. Ну да, я же из России… Он начал вторить Леону и Киму, называя Меня, Киру и Сару трабл-мейкерами.

Наш новый ПО так и не удосужился понять, как и зачем работает наше приложение, поэтому все требования приходилось часами обсуждать, перекраивать и уточнять

От Петера начали поступать какие-то странные претензии: мы, дескать, сидим и всё переписываем, а прогресса от нас никакого не поступает. Но нет, фронтэндеров в ближайшее время не предвидится. И да: требования кардинально изменились и разрослись раза в три, но мы должны были это предвидить.

В общем я начала искать новую работу. И нашла. По местному обычаю на старом месте приходилось отработать еще три месяца. И что это были за месяцы.

Последние месяцы

Наше приложение начало интеграцию с приложением тима Леона. Было организовано несколько совещаний, на которых его разработчики вели себя, мягко говоря, хамовато. Как только я или Кира открывали рот, начинались крики, переходы на личности, бесконечные перебивания и высмеивания. Один раз я провела интересное исследование: за две недели они задали в нашем слек-канале 20 вопросов, на 17 из которых ответила я, на один — Кира и на два оставшихся — Карл. Из трех ответных "спасибо" два были адресованы Карлу и одно — Кире.

Довольно выразительный случай произошел в конце прошлого года. Их ПО обратился к нам с вопросом, ответ на который у меня довольно быстро нашелся: надо было убрать специальный символ из одного поля в их бекэнде. Вместо того, чтобы быстренько это поправить, их обычно особо шумный на совещанийх бекэндщик поинтересовался у Карла, не напутали ли мы. Надо сказать, что Карл в тот момент был на больничном и просто не догнал, о чем вообще речь. Меня же лично это всё так разозлило, что я написала их ПО емейл, в котором попросила разобраться, почему женщины нашего тима игнорируются.

После этого полилось большое черное говно по трубам и почему-то именно в мою сторону: тут же набежал Петер и сказал мне, что обвинять в сексизме нехорошо (хотя прямых указаний на сексизм нигде не было) и что я должна извиниться перед ПО. В итоге мне пришлось провести с этим самым ПО и Леоном две неприятные для меня беседы: один кричал, другой отчитывал, как маленькую девочку.

Я долго не могла понять, почему я должна была всё это терпеть, хотя изначально неуважительно отнеслись именно ко мне. Мне казалось, что когда высокое начальство узнает о таком, оно поймет, что в "хорошо отлаженной" машине нашего айти-отдела, очевидно, есть какие-то сломанные винтики. Плюс я хотела уберечь других девушек компании от столкновения с таким неприятным опытом, какой пережили я, Кира и Сара. Поэтому я подготовила большую презентацию для заместителя Макса, главного дяди из HR и девушки Кати, которая почему-то вызвалась представлять женские интересы. В ней я рассказала обо всем, что произошло с нами в эти два года (конечно, согласовав все факты с другими участницами тех событий). Мне казалось, что после такого скопления информации, изменения для Кима и Леона должны последовать. Я ожидала извинений хотя бы минимальных для себя и своих подруг, об этом в завершении было написано весьма эксплицитно.

Как ни странно, презенташка прошла довольно гладко: они внимательно всё выслушали, задали несколько вопросов и даже не возражали, когда я сказала, что, возможно, опубликую её в закрытом слек-чате для айти-девушек.

Правда, потом наступила тишина. Через какое-то время они "отчитались" о том, что собираются организовать семинары для тимлидов, но никакого развития именно моя ситуация не получила.

Только Катя почему-то настойчиво предлагала мне закончить работать на месяц раньше: при других обстоятельствах я бы согласилась, но у нас была совершенно другая договоренность с Кирой. Почему-то Катя настойчиво предлагала мне Киру игнорировать, но мне это оказалось неприемлемым.

До конца моей работы оставалось чуть больше недели: я самоустранилась из интеграции, но про хамство на совещаниях продолжала регулярно слышать Киры, а какие-то его остатки могла наблюдать в нашем чате. Я подумала, что время для публикации моей презентации в женском слек-чате настало.

На следующий день меня отвели в комнату, где сидели Катя, главный по HR и Петер. Петер молчал, а другие двое сказали мне, что я их разочаровала: они, дескать, так много сделали, а я их так сильно подвела. Меня обязали сдать компьютер (по какому-то неведомому мне протоколу Петер должен был сидеть и довольно продолжительное время наблюдать через моё плечо, как я удаляю все данные) и покинуть рабочий офис.

21-й век, Европейская столица, шведская компания.

FavoriteLoadingДобавить в избранное
Posted in Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *