Интервью с исследователем рынка и трендов разработки ПО в Центральной и Восточной Европе, Юджином Швабом-Чесару

Eugen Schwab-ChesaruПо долгу службы я взяла интервью у человека, много лет занимающегося исследованиями рынка, трендов разработки ПО и ИТ-услуг в Центральной и Восточной Европе, из них 15 — и в России. И хотя самое интересное, на мой взгляд, собеседник оставил «за кадром», тем не менее, рассказ этот может быть и любопытен, и вдохновляющ. Смотрите сами.

Юджин, здравствуйте, для начала скажите, как правильно произносится ваше имя?

По-румынски – Эуджен Шваб-Чесару, на английском – Юджин, по-русски – Евгений, в Москве, в России, все знают меня как Евгения из PAC.

Вы много работали с Россией. Не могли бы вы рассказать о своем опыте?

Я начал работать в PAC более 20 лет назад. Проводил исследования рынка услуг стратегического консалтинга, посвященных индустрии программного обеспечения и ИТ-услуг в Центральной и Восточной Европе. Ключевые страны этого региона: Россия, Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Турция и Румыния, также мы много работали с рынками Украины, Болгарии, Сербии. Наш офис в Румынии занимается как раз Центральной и Восточной Европой, и я управляю этим офисом более 20 лет.

С Россией мы начали работать 15 лет назад, тогда мы провели 20-30 встреч в Москве, и несколько – в Санкт-Петербурге. С тех пор поддерживали связь с российскими игроками в области ПО и ИТ-услуг, особенно среди крупных и средних компаний. Мы также связывались со многими оффшорными ИТ-компаниями, некоторые из них из России, и некоторые очень известны в Европе, США и во всем мире.

В чем суть вашей работы, чем вы занимаетесь?

Мы находимся в середине того, что нужно для стратегического маркетинга ИТ-компаний. Это исследование рынка, анализ рынка, конкурентный анализ, вплоть до прогноза и стратегических рекомендаций для компаний, занимающихся ПО и ИТ-услугами. Это ядро нашего бизнеса, то, чем наша компания занимается уже 45 лет в Европе и во всем мире.

Последние 10-15 лет мы много работали с пользователями — и со стороны компаний, и со стороны инвесторов. Это касается рынков ПО и ИТ-услуг, направлений и игроков. Например, ИТ-директора нас просят представить им картину, наше понимание, а также прогнозы о развитии различных технологий на разных рынках, о позиционировании разных компаний в конкретных областях, технологических направлениях, или в конкретном бизнесе.

Для инвесторов всё ускорилось за последние пять-шесть-семь лет, поэтому многие частные инвестиционные фонды, фин. учреждения приходят к нам с просьбой дать совет относительно лучших областей для инвестирования. Или, когда у них уже есть какая-то цель для приобретения или для проекта, они спрашивают наше мнение, которое на самом деле представляет собой анализ бизнес-плана этого бизнеса в контексте рынка. Основываясь на нашем понимании с западной стороны мира и с восточной стороны, мы можем поддержать их в принятии правильных решений для будущих инвестиций и оценить возврат инвестиций для компаний, в которые они входят, а также стоимость компании, на которую они нацелены.

Это специфический подход, но в конечном итоге он сводится к знанию рынка, к тенденциям с точки зрения технологий и видов услуг, анализу спроса и предложения. Поэтому мы считаем, что в Западной и Восточной Европе в каждой точке есть три координаты:

  1. Код, программный продукт или ИТ-служба;
  2. Вертикаль, например, банковское дело или производственный или государственный сектор и пр.;
  3. Географическая координата, например, регион или страна, или группа стран.

Чтобы быть в состоянии всё это предоставлять, мы находимся в постоянном контакте с ИТ-компаниями, и лицами, принимающими решения в области ИТ. Мы проводим обширный опрос вместе с несколькими партнерами, особенно в Западной Европе, США и во всем мире, но также и в Восточной Европе (в меньшей степени – из-за размера, который вы сами можете себе представить).

Мы проводим этот опрос каждый год, т.к. хотим максимально использовать текущее состояние развития стратегии и ИТ-бюджетов и поведение на стороне пользователя. Расспрашиваем в деталях, особенно по горячим темам: кибербезопасность, цифровое взаимодействие с клиентами, облачные вычисления, Интернет вещей, услуги, связанные с бизнес-приложениями, в сочетании с облачными платформами, облачной миграцией и т. д.

По всем этим темам мы получаем весьма ценную информацию от лиц, принимающих решения, относительно их намерений, планов, бюджетов, а также фазы, на которой они находятся в проекте, который они начали несколько лет назад.

Это тоже часть того, что мы делаем. И еще один компонент, который является уникальным, особенно для Западной Европы, для Германии и Великобритании, – это наша база данных тарифов, цен. Мы каждый год следим за изменениями тарифов в компаниях, особенно в Западной Европе, я имею в виду крупные и средние компании со штаб-квартирами в Западной Европе, которые готовы платить за множество видов услуг по различным типам соглашений, поэтому у нас есть базы данных с тарифами, часть из которых мы предлагаем по нашей исследовательской программе.

Я сказал, что база уникальна, потому что аналогичного анализа на рынке нет, с тремя компонентами: глубокий анализ на стороне поставщика, опросы на стороне пользователя и база данных ставок, в которой у нас фактически есть и локальные тарифы, и оффшорные ставки, например, из Индии (и мы анализируем отдельно обе стороны, потому что не логично вычислять среднее значение между ними: кейсы их применения — разные).

Мы придерживаемся целостного взгляда на индустрию ПО и ИТ-услуг, это то, что мы предлагаем в Восточной Европе и пытаемся делать и в России.

Я знаю, что в ноябре в Санкт-Петербурге вы выступите с докладом «Тенденции и возможности в мировой индустрии программного обеспечения и ИТ-услуг». О чем будет доклад? Вы поделитесь своими исследованиями?

Да, мы собираемся поделиться последним результатом нашего опроса и нашими выводами: какие наиболее важные направления будут развиваться в инустрии разработки ПО и ИТ-сервисов. У нас в опросе есть длинный список из 20–30 тем, которые мы предлагаем во время интервью с лицами, принимающими решения в области ИТ, и в итоге получаем 10-15 направлений, которые стоят первыми в списке и упоминаются чаще. По этим темам мы и углубимся в детали.

Также мы хотели бы поделиться, какими мы видим российские компании, которые хотят быть успешными во всем мире, что мы считаем правильной стратегией, правильным подходом в западном мире. Я хотел бы подчеркнуть ключевую разницу между покупательским поведением на внутреннем рынке в России, покупательским поведением в Восточной Европе в целом, и наиболее важными покупательским поведением в западном мире. Сегрегация довольно высока, и очень важно, чтобы не терять время и деньги, понять эти различия с самого начала и подходить правильно к услугам и рынкам в зависимости от их зрелости, от их, скажем, планов, с точки зрения инвестиций. Я надеюсь, что смогу показать это.

Я могу говорить об этой теме часами, но попытаюсь дать самое ценное за полчаса, а затем обсудить с теми, кто проявит интерес.

Когда вы работаете, общаетесь с людьми из России, отличается ли это от общения с людьми из других стран?

Люди, с которыми я встречался – это руководители среднего и высшего звена. Они прекрасно ориентируются в том, что происходит в мире. В то же время, если сравнивать российских руководителей ИТ-компаний с подобными руководителями, например, из Польши, Чехии или Румынии, я чувствую, что российские руководители гордятся тем, что они из России, и что их локальный рынок потенциально полон возможностей.

Но если они решили выйти на международный рынок, то планируют экспансию довольно широко. Если, например, вы говорите с кем-то из Польши, с компанией, которая работает на польском рынке, и хочет добиться успеха также и в Германии, Великобритании, Бельгии или Нидерландах, они будут говорить о небольших шагах, о том, чтобы что-то сначала «попробовать».

А если у вас будет такой же разговор с российским руководителем — он уверен в своем успехе в крупных сделках, даже напрямую с крупными игроками Западной Европы. Они привыкли иметь дело с крупными организациями. Это очень мощно, я думаю, это очень важное условие для достижения успеха, потому что сегодня все происходит очень-очень быстро в ИТ-индустрии. И если вы запланировали небольшие шаги для выхода на внешний рынок, в конце дня вы будете удивлены, потому что когда через три года вы “созреете”, условия будут отличаться от того момента, когда вы приступили к осуществлению стратегического плана.

Поэтому я считаю, что хорошо принимать решение быстро, рисковать, и я чувствую, что российские компании, по крайней мере, большинство компаний, с которыми мне довелось встретиться в России, имеют такое отношение, и если они хотят расширяться за границу, они довольно прямолинейны и хотят идти довольно быстро.

С другой стороны, я встречал довольно много руководителей российских компаний, которые говорят, что им не нужно расширяться за границу, что им достаточно российского рынка, что много работы в России, и я полностью согласен и с ними. Российский рынок полон возможностей, полон людей, и это только начало развития ИТ, если мы сравним ВВП с общим доходом от всех компаний в России. Поэтому я полностью понимаю компании, которые сосредоточены на внутреннем рынке и не тратят время и энергию на поиски за границей. Есть разные варианты, разные бизнес-планы, и многие пути могут быть успешными.

Но принимая во внимание конкурентоспособность, очень хорошую репутацию технических специалистов из России, истории успеха в ИТ-сфере ряда компаний, проектов и индивидуумов, выходцев из России, было бы жаль не использовать эти ресурсы для глобальных проектов, из которых российские компании также могут многому научиться: бизнес-процессам, методологиям и опыту, который они просто пока не могут получить на внутреннем рынке.

Такое сочетание выгодно, но мы никогда не говорим, что у нас есть единая правильная стратегия, что мы придумали шаблон и даем его как идеальное решение. Нет, всё индивидуально в каждом конкретном случае, и любая бизнес-цель, стратегическая цель может быть хорошей, если она выполняется правильно, и если она правильно поставлена в контексте рынка, спроса и предложения.

И ещё, конечно, самой важной составляющей сегодня являются человеческие ресурсы, правильные навыки. Я вижу индустрию, которая движет, собственно, индустрией и рынком в целом, и твердо верю, что российские компании могут быть гораздо более заметными в Западной Европе. Вообще, когда я думаю, что около полумиллиона ИТ-инженеров сегодня не хватает в Западной Европе, и если мы посчитаем все проекты, которые не были выполнены из-за нехватки ресурсов, если я смотрю на темпы роста цен и огромные планы цифровой трансформации практически всех организации в Европе, США, я могу сказать, что нет предела для компаний, которые действительно обладают правильными технологиями и необходимыми навыками, и серьезно относятся к реализации проектов в областях, где сегодня высок спрос.

Спасибо, что нашли время на этот разговор, что бы вы хотели пожелать нашим слушателям?

Надеюсь, что у вас появится много идей, и много ответов на вопросы, и – почему бы и нет – еще больше готовности развиваться, инвестировать и верить в будущее всей ИТ-индустрии России и всего мира.

Вопросы задавала: Юлия Крючкова.
Дата интервью: 9 сентября 2019.
N.B. Это сокращённый вариант интервью в переводе, оригинал на английском здесь.

FavoriteLoadingДобавить в избранное
Posted in Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *